Федерация Хапки Юсуль Красноярского края

Выход один: стань другом врагу своему и прости деяния его, ибо и ты несовершенен.


Вход на сайт

3 сообщения / 0 новое
Последнее сообщение
Админ
Мифы боевых искусств Китая

Вокруг боевых искусств ходит множество мифов. Как правило, люди этим
мифам верят, их принимают за истину, так как не знают истинного
положения вещей. Эти мифы настолько укореняются в массовом сознании,
что любая попытка их опровергнуть часто воспринимается в штыки: «Да
что вы такое говорите? Ведь ВСЕМ ИЗВЕСТНО, что дело обстояло совсем
не так!» И все же попытаемся заняться этим неблагодарным делом.

 

Миф 1. Ушу — это китайская гимнастика.

Есть поговорка: «Не путайте каратэ с распространенным в нашей стране
одноименным видом спорта». То же самое можно сказать и про ушу. В
буквальном переводе слово «ушу» означает «боевые искусства», это
слово является общим названием для всех боевых искусств Китая. Однако
в XX веке китайское правительство решило создать новые виды спорта на
основе ушу. Так, в частности, появилась разновидность художественной
гимнастики, которую официально назвали «соревнованиями по исполнению
комплексов ушу». Эту «гимнастику ушу» стали преподавать в школах и
официально пропагандировать по всей стране и за рубежом. Вот поэтому
и сформировалось мнение, что ушу — это, якобы, гимнастика. На самом
деле у реального ушу со спортивным ушу («гимнастикой ушу») нет
практически ничего общего, это — два разных явления, называемых одним
и тем же словом, отсюда и происходит путаница.

Миф 2. Существуют два разных китайских единоборства — «ушу» и «кунфу».

Термин «кунфу» — это искаженное европейское произношение китайского
слова «гунфу». Словом «гунфу» в Китае называли любой вид
деятельности, в котором можно совершенствоваться. То есть термин
«гунфу» может быть отнесен к боевым искусствам, но он также может
быть отнесен и к искусству кулинарии, и к работе художника, и к
хоровому пению. Термин же «ушу» обозначает именно боевые искусства.
Таким образом, «ушу» и «кунфу» — это просто разные устоявшиеся
названия одного и того же явления.

Миф 3. Боевыми искусствами занимались высоконравственные мудрецы.

Наивно-юмористическим опровержением этого мифа служит ссылка на
классические гонконговские кинобоевики-кунфу, где для того, чтобы
забить насмерть одного-единственного «главного гада», обычно
требуется от двух до пяти положительных персонажей, и то им это
еле-еле удается.

Если же говорить более серьезно, то нужно разбираться с вопросом: а
ЗАЧЕМ люди в древности вообще занимались боевыми искусствами? Отнюдь
не ради побед в спортивных состязаниях, которых просто-напросто не
было. И не ради развлечения или поправки здоровья (такие тенденции
стали появляться лишь в конце XIX века). Люди занимались боевыми
искусствами потому, что это было НЕОБХОДИМО ДЛЯ ВЫЖИВАНИЯ. В
противном случае на них бы просто никто не стал тратить времени -
жизнь была тяжелой, никаких программ социального обеспечения не
существовало, и заработать на еду было очень и очень трудно.

Какие категории населения серьезно занимались боевыми искусствами?

Отчасти армия — но лишь отчасти. В разговоре об армии нужно
обязательно учитывать исторический период и конкретное место
действия. С одной стороны, офицеры российского генштаба,
путешествовавшие во второй половине XIX века по северному Китаю,
оставили немало зарисовок занятий ушу в армии, но с другой стороны, в
китайской истории известны периоды, когда армию, к примеру,
комплектовали в основном из преступников, в солдаты ссылали в
качестве наказания — естественно, таких людей особо серьезно ничему
не обучали. Без участия в боевых действиях армия тоже «застаивалась»
и начинала разлагаться — прекрасно изобразил картину загнивания
элитной «восьмизнаменной» армии в конце династии Цин знаменитый
китайский писатель Лао Шэ в своем неоконченном романе «Под пурпурными
стягами».

Кто же занимался боевыми искусствами из гражданских лиц? Те, чья
повседневная жизнь была связана с высокой вероятностью вступления в
бой. Это — жители пограничных мест, а также те, кому приходится
путешествовать по местам, где высок риск нападения бандитов -
профессиональные охранники караванов. Сюда же относятся
телохранители, а также сами бандиты, и те, кто с этими бандитами
боролся.

Трудно поверить, что «гориллы»-телохранители, бандиты с большой
дороги или профессиональные рубаки из пограничных войск окажутся
высокоморальными мудрецами, иначе откуда бы взялось пронизывающее всю
конфуцианскую культуру презрение, испытываемое «гражданскими» к
«военным»? Действительно, некоторые поговорки ушу открытым текстом
говорят, что люди, на высоком уровне владеющие боевыми искусствами,
могут встретиться как с одной, так и с другой стороны баррикады, как
среди лояльных граждан своей страны, так и среди бандитов и убийц.
Некоторые стили особенно и не скрывают, что среди мастеров некоторых
поколений попадались и разбойники, которые даже включены в
официальную генеалогию стиля. Так, от бандита выводит свою генеалогию
одна из ветвей стиля богомола. У бродячего бандита изучал боевую
технику знаменитый мастер Лю Дэкуан, оставивший свой след во многих
известных стилях, вплоть до такого популярного, как багуачжан.
Поэтому не надо пытаться переписывать историю, жизнь имеет и светлую
и темную стороны, и надо стремиться перенимать положительное даже у
сугубо отрицательных персонажей.

Миф 4. Боевыми искусствами занимались в основном в монастырях и в основном монахи.

Монастырь всегда и везде — в любой стране мира и в любой конфессии -
был местом, где уединялись люди с целью РЕЛИГИОЗНОЙ практики. Если в
каких-нибудь голливудских или гонконговских кинолентах какой-нибудь
монастырь изображают в виде университета боевых искусств, то это -
исключительно плод фантазии авторов фильма. В реальности даже в
знаменитом монастыре Суншань Шаолинь боевыми искусствами занимались
далеко не все. Горы Суншань — довольно глухое место, где жило много
бандитов, и на монастырь Шаолинь не раз нападали — вот и приходилось
монастырю содержать охрану, «монашеские войска». Именно
«монахи-воины» из «монашеских войск» в основном и практиковали боевые
искусства. Причем надо отметить, что очень часто «монахами-воинами»
становились люди, которые и в мирской жизни до монашества занимались
боевыми искусствами (например, участники разгромленных
антиправительственных организаций, скрывавшиеся от властей). История
шаолиньского ушу также содержит немало примеров того, как уровень
монастырского боевого искусства резко поднимался после «прилива
свежей крови» из мирских стилей: так было при династии Сун, когда
Цзюэюань разработал пятиступенную систему обучения и свои знаменитые
«72 приема», так было при династии Юань, когда патриарх Фуцзюй собрал
18 знаменитых мирских мастеров, обогативших монастырскую технику…

Миф 5. Существует стиль боевого искусства, который изучали в монастыре Суншань Шаолинь.

Истина в том, что шаолиньское ушу — это не один стиль, а конгломерат
стилей. В монастыре всегда было много учителей, каждый из которых
обучал несколько учеников, и каждый из учителей учил своему и
по-своему. В результате о едином стиле говорить невозможно.
Естественно, за века совместной жизни и параллельного преподавания
происходил обмен техникой, некая стандартизация, взаимопроникновение
принципов, но никто и никогда не ставил задачу приведения всего к
единому знаменателю, стандартизации преподавания. И поэтому сейчас
занимающиеся шаолиньским ушу обычно уточняют, что практикуют такой-то
из шаолиньских стилей, ибо заниматься всеми шаолиньскими стилями
одновременно — невозможно.

Миф 6. Существовало два шаолиньских монастыря — Северный и Южный.
Южный был сожжен маньчжурами за антиправительственную деятельность, и
от пяти уцелевших монахов пошли южные стили ушу.

Если в существовании Северного Шаолиня (монастыря Шаолинь на горе
Суншань в уезде Дэнфэн провинции Хэнань) никаких сомнений нет — он
существует до сих пор — то с южным все не так просто. В первой
половине XX века знаменитый исследователь ушу Тан Хао из Центрального
Института гошу в Нанкине посвятил этому вопросу специальное
исследование. Он поехал в провинцию Фуцзянь, где, согласно легенде,
находился монастырь Южный Шаолинь, и первым делом обнаружил, что
разные географические ориентиры (горы и т.п.), рядом с которыми
согласно легендам стоял монастырь, в реальности отделены друг от
друга сотнями километров и в некоторых случаях даже находятся в
разных провинциях. Изучение уездных документов, в которых были
зафиксированы все когда-либо стоявшие в этих уездах храмы, также не
позволило обнаружить хотя бы один храм с названием, похожим на
«Шаолинь». Зато обнаружилось удивительное совпадение перипетий
легендарной истории храма, имен основных персонажей и т.п. с текстом
средневекового романа «Вань нянь цин», где рассказывается о тайном
путешествии на юг маньчжурского императора и об уничтожении монастыря
Южный Шаолинь. На основании своего исследования Тан Хао сделал
однозначный вывод: никакого монастыря Южный Шаолинь не существовало,
а вся история является пересказом романа XVIII века, содержание
которого, попав в крестьянскую среду, стало передаваться из уст в
уста, и в итоге было принято за рассказ о реальных событиях.

Миф 7. Существует древнее объективное деление ушу на «внутренние» и
«внешние» стили. К «внутренним» относятся тайцзицюань, багуачжан и
синъицюань, к «внешним» — все остальные.

Впервые термин «нэйцзяцюань» — «кулак внутренней семьи» — упоминается
в «Эпитафии на могильном камне Ван Чжэннаня», датируемой 1699 годом.
Однако речь там идет вовсе не о тайцзицюань, синъицюань и багуачжан
(кстати, багуачжан тогда и не существовало), а о конкретном стиле с
названием «нэйцзяцюань», к настоящему времени исчезнувшем.

Впервые обобщение трех упомянутых стилей под единым термином
«нэйцзяцюань» возникло на рубеже XIX-XX веков, когда мастер
синъицюань Сунь Лутан с несколькими другими пекинскими мастерами,
побратавшись, открыли зал боевых искусств, где стали преподавать
тайцзи, синъи и багуа. Зал этот был назван «Зал стилей внутренней
семьи». Изначально там собрались мастера четырех стилей, решивших
объединить свои знания в единый стиль, но потом мастер
северо-восточного тунбэйцюань Чжан Цэ поссорился с Сунь Лутаном и
покинул эту компанию, и остались там мастера только трех стилей.
Неважественные люди начали называть преподававшиеся там стили
«внутренними». Книги Сунь Лутана, где он говорил о том, что суть
у тайцзицюань, багуачжан и синъицюань на самом деле одна (как и у
всех прочих стилей) лишь усугубили это недопонимание: люди стали
говорить, что, якобы, Сунь Лутан утверждал, что эти стили ЯВЛЯЮТСЯ
ВНУТРЕННИМИ. При этом обычно утверждающие это, как правило, сами Сунь
Лутана не читали, ибо в одной из своих самых знаменитых статей,
написанных в 1929 году Сунь Лутан первую четверть статьи посвятил
тому, чтобы заклеймить позором тех, кто пытается делить стили ушу на
«внутренние» и «внешние», а остальные три четверти рассказывает про
свою беседу со старым мастером Сун Шижуном, который высказывал точно
такие же мысли, и о том, что «внутренними» и «внешними» бывают не
стили, а методы наработки мастерства, и что в любом стиле могут быть
как «внутренние», так и «внешние» методы.

Однако все было бесполезно. В китайской культуре «внутреннее» всегда
ценилось выше, чем «внешнее», поэтому в китайском понимании
«внутренние» стили априорно лучше, чем «внешние». Однако разве
какой-нибудь стиль признает себя хуже других? Обратим внимание, что
деление на «внутренние» и «внешние» возникло именно среди
занимающихся «внутренними стилями», а занимающиеся «внешними стилями»
никогда себя представителями «внешних» стилей не называли — ведь это
было бы равносильно признанию себя худшими. Все же попытки якобы
объективного обоснования отличия «внутренних» стилей от «внешних»
обычно демонстрировали лишь плохое знакомство «обоснователей» со
стилями, которые они считали «внешними». Очевидно, что для
действительно объективного обоснования различия необходимо знакомство
исследователя на высоком уровне хотя бы с несколькими десятками
стилей китайского ушу — а это выше сил обычного человека; те же
подвижники, которые, как Сунь Лутан, действительно серьезно
знакомились со многими стилями, мнения о разделении стилей на
«внутренние» и «внешние» не поддерживали. Таким образом, деление
стилей на «внутренние» и «внешние» — рекламный лозунг, принимаемый
некритическим умом за кем-то доказанную истину.

Миф 8. Ушу в основном состоит из подражательных стилей

Этот миф опровергается хотя бы просмотром любого более-менее
солидного справочника по ушу (например, знаменитого «Большого
словаря китайского ушу» под редакцией Ма Сяньда), выписыванием
упомянутых там стилей и установлением того, какой процент из них
окажется подражательными (если стилей будет упомянуто хотя бы
несколько десятков, то вряд ли из них подражательными будет хотя бы
десять). Миф о «подражательности» ушу сформирован гонконговским
кинематографом и китайскими спортивными соревнованиями по ушу.

Целью занятий боевыми искусствами была победа в бою. Поэтому,
движения в них отбирались с точки зрения боевой эффективности, а не с
точки зрения похожести на что-либо. При этом отдельные вещи
действительно могли описываться путем сравнения с каким-либо
животным, но это сравнение шло в основном ради удобства понимания, и
не играло какой-либо определяющей роли. Так, создатель стиля богомола
во главу угла поставил непрерывную атаку и защиту обеими руками
одновременно, и сравнил применяемые при этом перехваты рук противника
с тем, как крепко богомол цепляет что-либо своими лапками. Однако
хотя медленные переползания богомола абсолютно не подходили для боя,
создателя стиля это ничуть не смутило: он спокойно внес в стиль
нормальные быстрые перемещения, и сравнивать их стал не с богомолом,
а с тем, как быстро и ловко перемещается обезьяна. В синъицюань
отдельные базовые приемы сравнивают с движениями отдельных животных -
медведя, змеи, крокодила и т.п., но сравнение каждый раз касается
одного конкретного движения или типа движений. В распространенном в
провинции Фуцзянь стиле тигра за основу взята идея яростного напора,
а вовсе не бегание на четвереньках и кусание противника. В некоторых
стилях комплексы, в которых была зашифрована техника ведения боя с
земли и, соответственно, было много движений, связанных с падениями и
акробатикой, называли комплексами «пьяного». В Средние века,
упорядочивая технику шаолиньского ушу, Цзюэюань с товарищами разбили
приемы на пять групп и условно обозначили каждую группу названием
одного животного, утверждая, что приемы данной группы чем-то походят
на характер этого животного.

В XX же веке о боевых искусствах стали говорить те, кто ими сам не
занимался, и вектор поменялся на противоположный: теперь стали идти
не от сути, а от внешней формы. Услышали в Гонконге про то, что
шаолиньский стиль делился на пять направлений, связанных с животными
- и стали появляться фильмы про «пять животных стилей Шаолиня».
Понадобилось еще снять что-нибудь — и придумали «стиль пьяницы».
Дальше — больльше «стиль змеи», «стиль спящего», «стиль шахматных
фигур»… В КНР шли примерно походим путем, только там основной
определяющей идеей придумывания новых подражательных стилей была
зрелищность спортивных состязаний. Из стиля орлиных когтей убрали
боевую составляющую, но зато добавили движений, имитирующих
кружащегося в полете орла. Лобовой град ударов стиля богомола
заменили на раскачивания корпусом в низком приседе, имитирующие
раскачивание богомола, сидящего на ветке. Понадобилось еще народ
удивить — вспомнили про роман «Путешествие на Запад» и придумали
комплекс «обезьяна с шестом». Ну а околоспортивные функционеры, по
мере необходимости тут же стилям древнюю генеалогию придумывали: и
«меч пьяного», оказывается, от средневекового поэта Ли Бо происходит,
который, подвыпив, любил с мечом упражняться (хотя что он собственно
при этом вытворял — никому не известно, да и вряд ли он кого-нибудь
чему-нибудь обучал), и упоминания «стиля обезьяны» в исторических
документах находят (о том, что обычно в документах речь идет совсем о
других стилях, которые существуют до сих пор но с демонстрируемым на
состязаниях стилями никак не связаны, при этом предпочитают
умолчать), и вообще — честно отрабатывают свою зарплату.

Миф 9. Тайцзицюань и багуачжан являются даосскими стилями.

Миф о том, что тайцзицюань является даосским стилем, идет, очевидно,
от легенды о Чжан Саньфэне. Вообще, в настоящее время существуют две
различные версии происхождения тайцзицюань. Согласно той, которая
является ныне официальной, тайцзицюань — это боевое искусство семьи
Чэнь из деревни Чэньцзягоу уезда Вэньсянь провинции Хэнань, а
разработал его либо Чэнь Бу, благодаря которому в XIV веке род и
переселился в Чэньцзягоу (до этого члены этой семьи проживали в
Дахуайшу уезда Хундун провинции Шаньси), либо Чэнь Вантин (Цзоутин),
живший в XVII веке. В любом случае в «чэньской» версии никаким
даосизмом и не пахнет; члены рода Чэнь были самыми обычными людьми.
Конкурирующая версия выводит тайцзицюань либо от Хань Гунъюэ, жившего
в Эпоху Южных и Северных династий (VI век), либо от Чжан Саньфэна с
гор Удан. Исследование этой версии начал в 1930-х годах знаменитый
мастер тайцзицюань У Тунань, а его ученики продолжали в настоящее
время. Рассмотрим результаты их исследований подробнее.

Они установили, что тот стиль, что, возможно, был создан Хань Гунъюэ,
был утерян еще в средневековье, и связывать его с современным
тайцзицюань было бы неправильно. Чжан Саньфэнов в исторических
документах упоминается два, их имена записывались разными
иероглифами, они жили в разное время, и в исторических документах нет
никаких упоминаний о связи этих даосских отшельников с боевыми
искусствами. Тот Чжан Саньфэн, что жил при династии Южная Сун,
считается представителем стиля, который условно можно назвать «южной
ветвью тайцзицюань»; этим стилем, возможно, занимались такие
упоминаемые в хрониках люди, как Ван Чжэннань и Чжан Сунси; этот
стиль к настоящему времени утерян и о нем ничего достоверно не
известно. Распространенная ныне версия тайцзицюань может быть условно
названа «северной ветвью тайцзицюань» и прослеживается до того
Чжан Саньфэна, что жил на стыке династий Юань и Мин. Он создал т.н.
«тайцзицюань из тринадцати форм» на основе неоконфуцианского учения
о Великом пределе и даосской «наработки Великого предела». Таким
образом даже в этой версии основа тайцзицюань не является чисто
даосской, да и последующие преемники традиции даосами вовсе не были.
Таким образом оснований считать тайцзицюань «даосским стилем» нет.

Версия о том, что багуачжан является даосским стилем, происходит,
очевидно, от легенды о том, что, якобы, первоучитель багуачжан Дун
Хайчуань чему-то научился у некоего даоса на горе Цзюхуашань в
провинции Аньхой, а также на том основании, что понятие «восемь
триграмм» люди обычно связывают с «Каноном перемен», которую считают
относящейся к даосской литературе. В данной логической цепочке
практически ни одно звено не выдерживает серьезной критической
проверки.

Во-первых, «И цзин» не является даосской книгой. Китайская традиция
возводит происхождение триграмм к деятельности первого императора
Фу-си. Целостная философская концепция триграмм впервые была
сформулирована в приписываемой Конфуцию комментирующей части «И
цзина» — «Комментерии изъяснения триграмм». «Канон перемен» стоит на
первом месте среди классических книг конфуцианства, входит в
«Пятиканоние» и «Тринадцатиканоние».

Во-вторых, понятие «восемь триграмм» в названии стиля или комплекса
ушу вовсе не обязательно вызвано параллелями с «Каноном перемен».
Символика восьми триграмм была весьма сильно распространена в Китае,
рисовались они обычно расположенными по кругу, и потому понятие
«восемь триграмм» могло обозначать, к примеру, «все стороны света»
или «круговое движение». Так, в широкоизвестном южном стиле ушу
хунцзяцюань есть комплекс «багуа гунь» («шест восьми триграмм»),
который так назван потому, что приемы проводятся на все восемь сторон
света. Одна из версий происхождения названия «багуачжан» утверждает,
что Дун Хайчуань назвал свой стиль таким образом потому, что хотел
подчеркнуть преимущественно круговой характер движений.

В-третьих, нам абсолютно неизвестно, что, где и у кого изучал Дун
Хайчуань. Известно, что в лучших традициях своей эпохи он исходил
пешком много провинций, разыскивая укрывшихся от мира мастеров и
стремясь перенять у них самое лучшее. Он перенимал даосские методы
саморазвития, но он также перенимал и буддийские методики, и не
относящиеся ни к какой религиозно-философской концепции методы
самосовершенствования отдельных людей, изучал самые разные методы
боя. Учились у него самые разные люди, в том числе представители
маньчжурского и монгольского воинских сословий, которые точно даосами
не были. Известно, что (опять же в традициях своей эпохи) каждого из
своих учеников Дун Хайчуань не учил определенному стилю, он учил
человека ДРАТЬСЯ и ВЫЖИВАТЬ В БОЮ, руководствуясь индивидуальными
особенностями ученика (Инь Фу тренировал императорских
телохранителей и уже владел боевыми навыками, Чэн Тинхуа был лучшим
борцом своего уезда и т.п.), поэтому, когда ученики стали передавать
изученное дальше, обучая так, как учили их самих, то получились не
вполне сходные между собой ветви багуачжан. Таким образом, делать
заявление о том, что багуачжан, якобы, является «даосским стилем»,
было бы как минимум необоснованно.

 

Админ
Миф № 1. Шаолиньский

Миф № 1. Шаолиньский монастырь как центр боевых искусств и злобные маньчжуры, которые его сожгли

Тема монахов-воинов всегда была источником определенных мифов, и я отсылаю читателей к работам А.А.Маслова, в которых он дал объективную оценку Шаолиньскому монастырю. До начала XVI в. о монахах Шаолиня известно немного, в распространенных \"рыцарских романах\" типа \"Речных Заводей\" их нет, а история времени династии Тан сводится к тому, что монахи отбились от группы мародеров, а затем 13 из них помогали будущему императору Ли Шиминю захватить второго претендента на трон. Широко известна история о том, как шаолиньские монахи помогали минскому генералу Ци Цзигуану бороться с японскими пиратами вако. В действительности же речь шла не о регулярных отрядах монахов, а о двух людях с дипломом Шаолиньского монастыря, которые привлекались в качестве инструкторов для обучения войск. При этом при первой встрече друг с другом каждый из двоих пытался объявить другого самозванцем. Кроме этого, если мы сопоставим то, что мы знаем о шаолиньском направлении ушу, с тем, чему и как учил своих воинов Ци Цзигуан (например, групповой работе воинов с длинными копьями), то поймем, что основополагающей роли \"монахи\" не сыграли

Нет в официальных летописях информации о сожжении Шаолиньского монастыря или каких-либо карательных мерах против него. Горел монастырь неоднократно, но исключительно по естественным причинам, так как в деревянный комплекс, расположенный на вершине холма, часто попадала молния. То есть горела деревянная часть построек, а каменный фундамент обычно оставался целым. Легенда же о сожжении монастыря и чудом оставшихся в живых нескольких монахах, разнесших учение по стране, вошла в \"мистическую историю\" нескольких школ \"нового времени\", возносящих свою историю к Шаолиню и связанных при этом с тайными обществами, ведущими борьбу с Цинской династией. История о сожженном монастыре являлась как бы дополнительным фактором, призванным подстегнуть в адептах стиля желание отомстить не только за произвол дней нынешних, но и за прошлые дела. Остатки каменных фундаментов, сохранившиеся до наших дней, развенчивают и легенду о \"коридоре смерти\" как о серии сложных технических приспособлений-препятствий, которые монах-воин должен был преодолеть на \"выпускном\" экзамене. Дело не только в том, что дальневосточная техническая культура того времени не отличалась наличием сложных человекоподобных автоматов, но и в том, что, будь такие устройства в наличии, для их размещения, управления ими и технического обслуживания нужны были бы дополнительные помещения. А это наложило бы свой отпечаток на планировку подвалов.

Традиционные тренировочные снаряды Дальнего Востока, кстати, достаточно просты. Даже \"деревянный человек Вин Чун\" является уже достаточно сложным приспособлением по этим меркам. Здесь же речь идет о сложных самодвижущихся манекенах. Кроме того, авторы подобных легенд обычно недопонимают того, зачем в монастыре все-таки занимались воинскими искусствами. Они рассматривались как своего рода приложения к медитации, комплексный тренинг духа и тела, позволяющий расширить знания об энергетике и дать бродячему монаху минимальные навыки самообороны. При этом подобный уклон Шаолиньского монастыря достаточно часто порицался другими буддийскими иерархами, которые считали, что задача монаха - обеспечивать безопасность страны на мистическом уровне, а не махать кулаками.

Вообще, следует разделять два явления. Монахов, занимающихся боевыми искусствами, и тех, кого следует называть храмовой стражей. Формально последние тоже могут считаться монахами и иметь минимальный уровень посвящения, однако в монастыре они занимают ту же нишу, что и дружина у светского феодала. Японские монахи-воины (сохэй) по преимуществу относятся именно к этому типу, тем более, что они очень часто являлись самураями, вынужденными временно отойти от мирской жизни. Кстати, приснопамятные Ослябя и Пересвет, отправленные Сергием Радонежским на Куликовскую битву, тоже были не монахами, с детства жившими в монастыре, а представителями военного дворянства, которых в монастырь скорее \"ушли\" и которые с радостью вернулись к прежнему занятию. В Китае же возрождение Шаолиньской темы во многом оказалось связано с модой на него на Западе. Сам монастырь был ударными темпами отреставрирован и открыт после того, как его пожелал посетить отец Сёриндзи кэмпо Со Досин, а затем он стал одним из многочисленных способов пропаганды достижений китайской культуры и сшибания денег с иностранцев, желающих проходить обучение в легендарной колыбели ушу.

Миф № 2. Безоружные окинавские крестьяне, побеждавшие при помощи каратэ вооруженных до зубов самураев

Рассказывая о стремлении лишить местных жителей оружия, авторы обычно не принимают во внимание тот факт, что подобные мероприятия проводились в это время не только на островах Рюкю, но и по всей Японии. Это понятно, поскольку после объединения страны сёгунатом количество вооруженных людей должно было сократиться. Между тем, значительное количество оружия осталось на руках, и власти не без основания полагали, что люди, привыкшие зарабатывать на жизнь оружием и имеющие его на руках, могут пополнить ряды разбойников или асоциальных элементов. Особенно это стало важно после того, как в результате влияния европейцев японцы познакомились с таким явлением как массовое крестьянское восстание. Изъятию подлежало только армейское оружие - мечи, луки, копья и т.п. \"Боевые варианты\" предметов сельхозинвентаря, естественно, не конфисковывали, что и стимулировало развитие оружия кобудо. Главное, что волновало власти - это не допустить, чтобы крестьяне были в состоянии вести организованные боевые действия.

Нет ни одного исторического свидетельства о том, что самураи княжества Сацума, патронировавшие Рюкю, наказали или казнили окинавца за занятия рукопашным боем. А вот данные о частом выяснении отношений меж самими островитянами встречаются достаточно часто, при этом большинство мастеров (Мацумура, Итосу, Мотобу и т.п.) тоже не относятся к числу простых крестьян - большая часть из них относились к среднему и высшему классу Рюкю и часто выступали в качестве носителей правопорядка. Да и самураев этих на островах Рюкю было не более пары дюжин, и обитали они в столице княжества, а не в прибрежных деревнях, в которых практиковало большинство мастеров каратэ.

Кроме того, победить самурая равного уровня подготовки было не просто. Ведь следует помнить, что в программу его подготовки бой без оружия тоже входил (а дзюдзюцу - это не только броски и захваты), катана позволяет вести бой на сверхближней дистанции (обратный хват не является исключительной техникой ниндзя), а те, кто распространяется о пробивании руками брони, не представляют себе структуру японских доспехов. Если на самурая и выходили, то не с голыми руками, а с подсобным предметом. Кстати о кобудо. В арсенал серьезного искусства самообороны всегда входили подсобные предметы или их вариации, которые могут быть неплохо использованы в качестве оружия (хотя уступают \"оружию классическому\"), но при этом не рассматриваются как оружие властями. Поэтому можно провести аналогию между кобудо и некоторыми современными стилями, в которых уделяется большое внимание самообороне при помощи современных предметов постоянного обихода - трости, зонта, авторучки, шарфа, пиджака и т.п.

Миф № 3. Тхэквондо как вершина корейской воинской традиции

Доводы эти опровергаются достаточно просто. Можно посмотреть на то, что представляет собой как тхэккён, так и кулачный бой, приведенный в \"Муе тобо тхонджи\" и обнаружить, что демонстрируемая там техника имеет весьма малое сходство с базой ТКД. Но ближе к делу. Японская оккупация 1910 - 1945 гг, во время которой колонизаторы проводили политику насильственной ассимиляции и подавляли все проявления истинно корейской культуры, практически пресекла целый ряд направлений корейских традиционных боевых искусств и наложила отпечаток на остальные - хотя бы тем, что занятия карате или дзюдо входили (и входят) в школьную программу вместо обычных уроков физкультуры. После освобождения и по окончании войны 1950 - 1953 гг. в Корее существовало очень много школ (кванов), в которых практиковались бовые искусства с самыми разными названиями: тхэсудо, субак, субак-до, квонбоп, тэгён, тэсудо, тансудо, тэквонбоп и так далее. Большая часть из них или уделяла особое внимание технике ног и высоких ударов ими, или являлась \"адаптированным\" вариантом каратэ-до с теми или иными местными доработками.

До начала 60-х гг. эта тенденция развилась без попыток государства осознанно управлять развитием традиции боевых искусств. Перелом в государственной политике по этому вопросу наступил с приходом к власти авторитарного режима Пак Чонхи. Именно тогда впервые возникает стремление поставить боевые искусства на службу режиму, создав \"единое\" боевое искусство, которое находилось бы под контролем государства, в отличие от разрозненных направлений, которые могли служить прикрытием для организованной преступности (которая была в то время достаточно сильна) или каких-либо оппозиционных движений. Кроме того, такое боевое искусство явилось бы политическим орудием, символизирующим дух нации. В 1964 г. корейское правительство попыталось объединить все школы (\"кваны\") в ассоциацию единого боевого искусства, которому было дано название \"тэсудо\". Однако идея эта провалилась, поскольку многие мастера (например, Хван Ки, руководитель школы \"Мудоккван\") считали, что это приведет к утрате индивидуальности их направлений и падению престижа их школ. Тем не менее, в следующем году \"единый стиль\" был создан. Ведущую роль в его создании сыграл генерал Чхве Хонхи, занимавшийся ранее тхэккён и имеющий также черный пояс по каратэ-до. Новое искусство после долгих споров нарекли \"тхэквондо\", - не только потому, что так называлось боевое искусство, которое преподавал сам Чхве Хонхи, но и потому, что буквально слово это означает \"путь ноги и кулака\", тем самым как бы вбирая в себя все разновидности боевых искусств и являясь собирательным названием типа нашего \"рукопашный бой\", под которым можно понимать все, что угодно. Известно, что в 1966 г. Чхве Хонхи даже встречался с основателем кёкусинкай-каратэ, корейцем по происхождению Ояма Масутацу, предлагая ему объединить школы под общим названием \"тхэквондо\".

Окончательно процесс завершился, когда (уже после эмиграции Чхве в Канаду) 30 ноября 1972 г. был открыт Куккивон - громадный комплекс, объединяющий и стадион, и штаб-квартиру ВТФ, и Академию тхэквондо. Одновременно написалась история тхэквондо, напоминающая своим стремлением представить все многогранное развитие корейских боевых искусств как развитие тхэквондо и только тхэквондо (почти \"Краткий курс истории ВКП(б)\"). Прочие же боевые искусства периодически запрещались, а многие не прошедшие унификацию ТКД-образные стили (как, например, тансудо) стали считать разновидностью тхэквондо, и преподавание их за пределами страны было связано с очень большими трудностями.

Интересно, что в Южной Корее процессы эти начались, в общем-то, даже раньше, чем в Китае, где тоже начался процесс зажимания традиционных боевых искусств и создания на их базе унифицированного стиля спортивной направленности. Такое положение напоминает и ситуацию в нашей стране во времена застоя, когда единственными разрешенными видами боевого искусства были самбо и дзюдо. Причина во многом заключается в том, что любая жесткая (тоталитарная) система стремится подавить и уничтожить любые иные общественно-политические или социальные институты кроме себя. Будь то церковь, патриархальная крестьянская община или школа боевых искусств, которая на Дальнем Востоке очень часто сочеталась с \"тайным кланом\", будь то тайное общество, преследующее политические цели, или криминальная группировка.

Миф № 4. Пацифист и гуманист Уэсиба Морихэй - основатель айкидо как системы, основанной на ненасилии

Для того, чтобы понять истинные мотивы О-сэнсэя, следует вспомнить, в какое время миру было явлено айкидо. Дело было вскоре после того, как на землю Японии впервые за 2000 лет ее истории ступила вражеская нога... По аналогии с проведенной ими в Германии денацификацией, американцы начали в Японии процесс, который можно было бы по аналогии с этим назвать десамураизацией. \"Самурайский дух как основная идеология военно-фашистского режима\" должен был быть безжалостно искоренен во всех его проявлениях. Жесточайшая цензура была введена в кино и на телевидении, а список запрещенных тем включал в себя мотивы кровной мести и верности долгу по отношению к господину. Национальные боевые искусства были запрещены. Параллельно с этим в страну хлынул поток мутной американской поп-культуры, что вызвало очень тяжелый нравственный кризис. Те, кто читал роман Кэндзабуро Оэ \"Опоздавшая молодежь\", очень хорошо поймут, о чем идет речь.

Уэсиба Морихэй, безусловно, был патриотом, но стоит заметить, что кроме мастерства в работе голыми руками, мечом и копьем, его боевая биография включает в себя и фехтование на штыках, по которому он был чемпионом дивизии - занятие, ориентированное отнюдь не на нравственное самосовершенствование, а на вполне конкретное военное применение. Разрабатывая айкидо, Уэсиба искренне надеялся, что занятия этим боевым искусством помогут японцам вернуть былой дух и обрести себя, оздоровить нравственный климат нации. Однако загвоздка заключалась в том, что боевые искусства были запрещены, и нужно было убедить власти в том, здесь речь идет вовсе не о них. Новое искусство действительно было непохоже на привычные каратэ или дзюдо и, в сочетании с рассуждениями Уэсибы о ненасилии, энергии, использовании силы противника против него самого, сумело преодолеть бюрократические препоны.

Между тем, если кто-либо имел возможность наблюдать работу самого Уэсибы, то мог заметить, что работает он достаточно жестко, а исполнению приема часто предшествует шокирующий удар. Можно вспомнить ранние фильмы Стивена Сигала (те, что в нашем прокате фигурировали под названиями \"Нико 1 - 3\"), где он расправляется с противниками, используя базовую технику айкидо. Однако, у большинства европейских адептов айкидо, воспринявших заветы мастера недостаточно, оно превратилось в своего рода \"танец во Вселенной\". Между тем достаточное количество специалистов рекомендовало заниматься айкидо только после нескольких лет занятий более жесткими стилями. Заметим, что большинство российских мастеров этого направления прошли именно этот путь. Что же касается разговоров об айкидо и полном ненасилии, то их в значительной степени следует воспринимать как отговорки для властей. Вспомним, в годы запрета каратэ у нас существовал такой термин, как \"китайская гимнастика ушу\", с помощью которого занимающиеся китайскими боевыми искусствами могли обойти проблемы с законом.

Миф № 5. Выдающийся фехтовальщик всех времен и народов Мусаси Миямото

Миямото - это личное имя, Мусаси - название достаточно большой провинции. Таким образом, воспринимать его стоит не аналогично имени Вася Пупкин, а прозвищу - Никола Питерский, а таких Никол могло быть очень много. Тот, кто написал \"Книгу Пяти Колец\" - это Миямото Мусаси Синмэн. А были еще Миямото Мусаси Нагаёси, Миямото Мусаси Масана и т.д. Алексей Горбылев насчитал 11 таких Миямото Мусаси, которые примерно в одно и то же время следовали Пути мастера клинка, в той или иной мере прославившись своим искусством. Автор \"Книги Пяти Колец\" достаточно кратко излагает в ней свою боевую биографию. Первого противника убил в 13, потом - в 18, потом за 3 года убил в поединках около 60-ти человек, а потом занялся более серьезными вещами. Ни о серии схваток с представителями дома Ёсиока, ни о сражении на острове с Сасаки Кодзиро (Ганрю) он там не упоминает. Может быть, потому, что он не считал это важным, а, возможно, потому что эти подвиги совершал какой-то другой Мусаси Миямото.

Это, конечно, отнюдь не умаляет заслуг Мусаси Миямото Синмэна, который стал личностью настолько легендарной, что некоторое время спустя после его смерти подвиги всех прочих Мусаси Миямото стали приписывать ему.

Мусаси не был изобретателем одновременного использования двух мечей - школа Тэнсин Сёдэн Катори Синто-рю использовала эту технику, начиная с XIV в. Не этому посвящена и его книга, в которой он затрагивал вопросы более концептуальные и в основном анализирует именно работу с одним клинком.

Не считался он и самым великим фехтовальщиком - сошлюсь на мнение Донна Дрэггера, который упоминает, что и до, и после него были имена более известные, а сам Мусаси открыто признавал, что считает такого-то и такого-то лучшими бойцами чем он сам. Но в сражении при Сэкигахара он действительно участие принимал (кстати, не на стороне победителей), картины писал, и был не только одиноким воином с эксцентричным поведением, но и неплохим экспертом в дзюдзюцу.

Повезло Мусаси в другом - о нем написали замечательную книгу. Роман Эйдзи Ёсикавы, написанный в 1930-е годы и призванный дать тогдашней молодежи идеального героя, был переведен и у нас, и хотя его трактовка событий несколько отлична от реальных, именно описанное в нем послужило основным источником дальнейших мифов, в особенности тех, что были изложены в предисловии к \"Книге Пяти Колец\" в переводе Харриса, затем переведенной и на русский язык.

Миф № 6. Великий воин и великий боец Брюс Ли

Внимательное изучение биографии Брюса Ли позволяет понять, что его слава в значительной степени дутая. Вне всякого сомнения, Брюс Ли был хорошим киноактером, заслуги которого в деле популяризации \"китайского кунфу\" достаточно велики. Но представлять его великим воином и образцовым носителем традиции было бы ошибкой. Начнем с того, что Брюс Ли никогда не участвовал в соревнованиях по воинским искусствам. Он устраивал показательные выступления, подбирая на них для себя несерьезных противников. Зато известен случай, когда уже незадолго до своей гибели Брюс Ли был побит двумя уличными хулиганами, не узнавшими кинозвезду. По этому поводу он даже обращался в суд, благодаря чему этот случай сохранился для истории.

Большинство его побед в \"поединках насмерть\" известно нам по книге его жены, в которой Брюс предстает эдаким рыцарем без страха и упрека. В действительности даже известная битва на крыше здания проходила несколько по-другому. Брюс сам послал вызов своему противнику Вонгу, и дело было вовсе не в том, что представители криминального кунфу возмутились против желания Брюса обучать белых китайскому боевому искусству. Такие поединки проходят по определенным правилам, и во время этой схватки Брюс периодически их нарушал, в то время как его противник старательно воздерживался от запрещенных приемов. Не желая опускаться до уровня Брюса и решать исход схватки таким образом, он прекратил поединок, формально признав свое поражение, но сохранил лицо и уважение окружающих, после чего длительное время преподавал кунфу в своем районе, имея достаточное количество продвинутых учеников.

Некоторые почему-то считают, что схватка Брюса Ли и Чака Норриса, случись она в реальной жизни, выглядела бы точно так же, как в фильме \"Приход Дракона\". В действительности высокие удары ногами появились в технике Брюса именно после знакомства с Чаком Норрисом, и пробовать биться с Чаком всерьез у Брюса желания не было. Обоим было ясно, что Брюс побеждает не де-факто, а в соответствии с сюжетом фильма. То же самое можно сказать о его поединках в \"Игре смерти\" - с Чи Ханджэ и Дэном Иносанто. Первая попытка поработать с Иносанто палками против гибкого шеста завершилась тем, что мастер кали перебил шест Брюса, и пришлось изобретать бой с нунтяку. Чи Ханджэ поставил еще более жесткое условие - он остается в живых, сам признавая поражение, но побеждать его Брюс обязан именно техникой Хапкидо, так что присмотритесь к тому, насколько техника Брюса в поединке с ним отлична от его обычной манеры боя.

Последние годы Брюса Ли, если мы посмотрим внимательно, проходили в атмосфере полного бойкота его традиционными мастерами. Даже его первый учитель Е Мэнь (Ип Ман) отказался учить его дальше, когда в конце своей карьеры Брюс пожелал снова брать уроки винчун, обещая платить любые деньги. Достаточно сложно говорить и о созданном Брюсом стиле. Брюс активно пытался противопоставить себя традиции и наплевать на старое. Разработанный им стиль представлял из себя нарезку из разных направлений, хорошо подходившую самому Брюсу, но малопригодную для передачи лицам с другими особенностями. Получилось \"лоскутное одеяло\", и каждый из продвинутых учеников Брюса создал на его базе что-то свое. Может быть, конечно, словами \"Мой стиль - это стиль без стиля\" именно это и подразумевал, но внутренние противоречия были и в системе тренировок. Брюс механически заимствовал то одно, то другое, не задумываясь о последствиях. В безумном желании быть первым он пробовал любые пути: допинги, стероиды, даже электромагнитный стимулятор сердечной деятельности. Все это, естественно, более и более усугубляло энергетический дисбаланс в его организме и привело к тому, что произошло. Умереть от благоприобретенной аллергической реакции на таблетку от головной боли - жалкая смерть для человека, утверждавшего, что занимается боевыми искусствами как Путем гармонии духа и тела. Те же, для кого это действительно такой Путь, обычно подобных проблем со здоровьем не имеют.

Миф № 7 Ниндзя - спецназ средневековой Японии

Вообще-то проще сразу порекомендовать работы Алексея Горбылева, профессионального япониста, непосредственно занимавшегося историей ниндзя - \"Путь Невидимых\" и \"Когти Невидимых\". Потому мы просто перечислим основные моменты. * Большинство исторических данных о ниндзя не содержат информации о них как о профессиональных убийцах, - как правило они именно шпионы, и если их с стоит сравнивать с современным спецподразделениями, то скорее речь пошла бы о войсковой разведке. Поэтому боевое искусство не было основным элементом их тренинга. ОФП, умение незаметно проникать и скрываться, тренировки памяти и паранормальных способностей для шпиона куда главнее, ибо самый лучший шпион - тот, которого вообще никто не увидел.

* Ниндзя НЕ превосходит самурая в открытом бою, и, собственно, вся его техника построена на том, чтобы быстро вырубить противника, пока он не начал с тобой сражаться или, выведя противника из строя шокирующим ударом, быстро покинуть поле боя.

* Кусаригама, сюрикэн и т.п. не являются специфическим изобретением ниндзя, и многие самураи тоже тренировались с этим оружием. Большинство \"оружия ниндзя\" есть скорее его рабочие орудия, способные быть использованы и для сражения.

* Массаки Хацуми - безусловно в высшей степени достойный человек и выдающийся мастер воинских искусств, однако связь его направления с классическим ниндзюцу многие японские исследователи ставят под вопрос. Это не умаляет эффективности его стиля и даже наводит на мысль: не отвлекает ли он таким образом европейских профанов от настоящей традиции?? А вот Сё Косуги этим не занимался никогда, и после падения интереса к ниндзя-теме он как-то исчез из большого кино

* \"Черная пижама\" - маскировочный костюм, а не парадно-выходная форма, в которой ниндзя щеголял независимо от погоды, времени суток и типа задания. Оранжевых, голубых и красных ниндзя - не бывает.

* Прямой меч ниндзя - изобретение Хацуми. Сюрикэн прицельно кидается максимум на 10-15 метров, не втыкается в лоб и, чтобы убить наповал, должен попасть в уязвимую точку или быть отравленным. Огнестрельное оружие тоже имеет малое отношение к их исчезновению, ибо пиротехнику они активно применяли, а мушкет - оружие большого сражения, в которые они обычно не вступали.

* Как ни была красива легенда об убийстве князя Уэсуги копьем через дырку в сортире (она - одна из немногих, показывающих во всей красе то, как грязна бывает работа убийцы), в данном конкретном случае князь не был убит ниндзя, а преспокойно умер своей смертью.

Миф № 8. Гладиаторы как непревзойденные бойцы

В основном мы черпаем данные о них из \"Спартака\" или фильма с Расселом Кроу, в котором ни один из гладиаторов в этом фильме не был экипирован по древнеримскому канону.

Есть разница между схваткой на смерть и \"бутафорским\" поединком на арене. Бутафорским я его называю потому, что задача профессионального гладиатора всегда состояла не столько в том, чтобы убить противника в ходе схватки, сколько в том, чтобы доставить удовольствие публике ее процессом. Быстрый бой категории \"одним ударом - наповал\" не радует зрителей шоу, и потому на первый план выдвигается не эффективность, а эффект. Кстати, команда \"добить\" часто подавалась именно тогда, когда проигрывали \"топорно\".

Бой гладиаторов во многом сценичен. В обучение, например, специально входило искусство наносить удары так, чтобы они выглядели достаточно кроваво, но при этом не наносили бы реального вреда. В тренинг гладиатора входило обучение актерскому мастерству и эффектным позам, а в бою они (это видно хотя бы по фрескам) предпочитали рубящие удары, которые в сочетании с мечами того времени давали именно вышеописанный эффект. Гладиатор против легионера? В моей первой статье мы говорили о противостоянии бойца и солдата. Это - поединщик, и его не учили строю, осаде, обращению с техникой и прочим вещам, куда более полезным на войне чем мастерство индивидуального бойца.

А как же всем знакомый Спартак? Пресловутое уничтожение отряда Клодия - не бой, а внезапная атака на лагерь римлян, не ожидавших, что белые рабы спустятся с Везувия. Дальнейшие войска, отправляемые против восставших, тоже состояли из городского ополчения, причем вместо того, чтобы сразу отправить серьезную армию, власти поначалу отделывались мелкими группами. Когда в Италию были стянуты действительно боеспособные части, лафа Спартака достаточно быстро закончилась. И более ни одно восстание гладиаторов не имело такого успеха. Значит, дело было в чем-то ином.

 

hard09
Аватар пользователя hard09
очень интересно, спасибо.

очень интересно, спасибо.