Федерация Хапки Юсуль Красноярского края

Загляни в свою душу… и ты столкнешься с прекрасным и вечным, с твоим истинным «я». Ведь вся внешняя суета вокруг – это секунды.


Вход на сайт

1 сообщение / 0 новое
Админ
История каратэ-до в СССР
Введение автора

Возможно, сейчас я бы написал эту статью по-другому, но "из песни слова не выкинешь", поэтому статья приводится без изменений в том виде, в каком появилась на свет 15 лет назад.

Михаил Степин

Статья первоначально была написана в марте 1988 года для доклада на первом Всесоюзном симпозиуме "Феномен каратэ-до", организованном секцией "Философские проблемы психорегуляции, самосовершенствования и резервных возможностей человека" при Президиуме Философского общества СССР. По материалам симпозиума был выпущен сборник "Феномен каратэ-до: философские, этико-психологические и юридические аспекты", давно ставший библиографической редкостью.

Хотелось бы напомнить, что в 1988 году каратэ в СССР было запрещено. Авторами сборника стали как ученые-философы, так и юристы, врачи, востоковеды, политологи, а также специалисты в области боевых искусств - Май Богачихин, Илья Гульев, Андрей Иванов, Сергей Моисеев, Александр Подщеколдин, Михаил Степин.

 

ИСТОРИЯ КАРАТЭ-ДО В СССР

Каратэ-до - один из немногих видов спорта, запрещавшихся в нашей стране неоднократно. Впервые оно было запрещено в 1973 году "как метод физической подготовки, не имеющий ничего общего с советской системой физвоспитания". В те годы у нас любили "на всякий случай" запрещать - как бы чего не вышло!

Неоднократно запрещали дзю-до, женский хоккей, бильярд, под запретом был джаз и абстракционисты, Высоцкий и длинные волосы, "Beatles" и Михаил Булгаков. "Распоряжения сверху", чьи-то "руководящие указания" в один день могли изменить судьбу научного открытия, разрешить что-то без причины, запретить без необходимости.

В нашей стране единоборства издавна пользовались особой популярностью. Поэтому вполне естественным было появление в середине 60-х годов в разных городах страны групп людей, пытавшихся изучать новый вид единоборства - каратэ-до. К нам этот вид спорта "завезли" иностранные студенты, обучавшиеся в советских вузах, сотрудники зарубежных фирм, советские специалисты, работавшие и жившие за рубежом, овладевшие там основами каратэ-до. (прим. автора: к числу "пионеров" советского каратэ следует отнести таких известных ныне, а иногда и не очень известных специалистов как Тэцуо Сато, Хасимото, Александр Подщеколдин, Владимир Ковалев, Ако Таулуев. Они начинали изучать и преподавать каратэ еще в начале 60-х годов. Позже к ним присоединились Алексей Штурмин, Александр Танюшкин, Юрий Вдовин, Георгий Синицкий, Герман Попов, Слава Петров, Илья Гульев, Сергей Моисеев, Владимир Бакаев. Их ученики - это сегодняшний день каратэ как в России, так и на всем постсоветском пространстве.)

Были и такие группы, в которых пытались освоить каратэ по книгам, фильмам. К сожалению, в большинстве групп уделялось недостаточно внимания духовному, философскому аспекту каратэ-до, основной упор делался лишь на изучение техники и поединки. Очень скоро каратэ-до в СССР превратилось в основе своей в эффективную систему рукопашного боя, взяв на вооружение лишь внешние атрибуты восточного единоборства - кимоно, японскую (зачастую искаженную) терминологию и т.д. С большой натяжкой это можно назвать каратэ-дзюцу. Одним из следствий появления именно такого ущербного каратэ в СССР стало возникновение нездоровых тенденций в его развитии.

Не желая, а зачастую и не имея возможности изучать каратэ-до не только и не столько как систему рукопашного боя, а как элемент общечеловеческой культуры, как средство развития, многие из занимающихся были вынуждены удовольствоваться неким суррогатом. Так система каратэ-до, из которой были удалены важнейшие ее составные, перестала существовать. На "освободившихся" местах этой системы немедленно оказались и псевдотаинственность, и мистицизм, и "шиханство", и жестокость. Именно та "переоценка ценностей" в каратэ-до, которая на первое место вывела победу над противником с помощью техники каратэ и стала причиной всех тех явлений, которые мы наблюдаем в нашем каратэ с середины 70-х годов. Как грибы после дождя на волне интереса к новому виду единоборства возникали все новые группы. Массовый характер приобрело коммерческое каратэ.

Причем в этой связи необходимо отметить, что если у нескольких десятков дельцов от каратэ интерес к нему был основан на коммерческом принципе, то у десятков и сотен тысяч советских каратистов цели были совсем иными. В те годы, когда "неформальные" объединения еще не заявили о себе, именно секции каратэ стали теми центрами притяжения для молодежи, да и не только молодежи, где можно было заниматься общим делом, общаться с единомышленниками. На благодатной почве тех незабвенных лет в жизни нашей страны, когда все решали личные связи, руководители коммерческих школ каратэ набирали в свои группы ответственных работников, их детей и родственников. Затем с их помощью проводилась в жизнь политика, выгодная лишь этим "коммерсантам".

В 1978 году число занимающихся каратэ в нашей стране стало столь значительным, что 13 марта Спорткомитет СССР издал приказ "О создании комиссии по борьбе каратэ". К руководству комиссией, естественно, пришли представители крупнейших коммерческих школ каратэ, в основном ученики руководителя крупной московской "школы" - Штурмина. В ноябре того же года был издан приказ Спорткомитета "О развитии борьбы каратэ в СССР". С помощью личных связей, щедрых подношений бывшим в то время ответственным работникам Спорткомитета, которым было поручено контролировать развитие нового, 52-го вида спорта в нашей стране, Штурмин сумел навязать спортивному руководству ошибочный курс на создание единого стиля каратэ.

Это решение было неверным в силу того, что в нашей стране до 1978 года получили развитие практически все стили каратэ-до, существующие в мире, кроме того, имелись и школы других видов восточных единоборств у-шу, айкидо, таэквондо, вьетводао и т.д. Все эти направления естественно, объявлялись "вне закона" и закрывались. Однако вполне естественно, что занятия в большинстве из них не прекращались и после официального закрытия. Таким образом, попытка "подмять" под себя представителей других направлений привела к образованию большого числа "подпольных" секций. (прим. автора: Под термином "подпольные я имею в виду неофициальные занятия в незарегистрированных секциях под руководством. В основном, неаттестованных инструкторов. После запрещения каратэ в 1983 году все занятия, за исключением ряда ведомственных секций, ведутся "подпольно") Можно с уверенностью говорить, что "подпольное" каратэ родилось не из запрещения каратэ в 1983 году, а из ошибок Спорткомитета в 1978-79 годах.

Многие энтузиасты, посвятившие годы изучению каратэ, оказались за бортом "официального" спорта. Те из них, которые пытались сотрудничать с федерацией каратэ, были под разными предлогами выведены из ее состава. Существовала целая система "недопущения" неугодных на семинары, аттестации. Ученики неаттестованных инструкторов не допускались на соревнования, превратившиеся в большой степени в первенства "школы" Штурмина. Отсутствие в официальном каратэ конкуренции привело к снижению уровня советского каратэ. Падал интерес к официальным соревнованиям у настоящих ценителей каратэ-до. Низкая техника многих участников, резко отличавшаяся от техники небольшого числа действительно хороших каратистов, несовершенные, надуманные правила соревнований, слабый уровень судейства, предвзятое, конъюнктурное отношение судей к некоторым участникам, постоянные вмешательства руководителей Федерации в ход судейства, в оценку поединков, подтасовка результатов - вот далеко не полный перечень примет, характерных для официальных соревнований.

Однако проблемы молодого вида спорта мало интересовали уже упомянутых чиновников от спорта, отдавших дело развития каратэ в руки нечистоплотных дельцов. При полном отсутствии общественного контроля за каратэ процветал чисто коммерческий подход к этому интереснейшему виду спорта. Советское же общественное мнение формировалось с помощью славословий в адрес "отцов" отечественного каратэ. Именно реклама официального каратэ, проводившаяся о присущей тем годам помпезностью и отсутствием здравого смысла, привела к лавинообразному увеличению числа желающих заниматься, причем, в силу того, что спрос значительно превысил возможности официального каратэ, а также по причине неудовлетворенности тех, кто попадал в официальные секции, произошел резкий рост числа "подпольных" секций.

Далеко не всегда ими руководили достойные люди. В погоне за прибылью многие из аттестованных тренеров открывали "левые" группы, некоторые вообще предпочли уйти из официального каратэ. Нередкими стали группы, в которых преподавалось уже тогда запрещенное контактное каратэ, появилась школа таинственного "ахарат-каратэ", кто-то скрывал свою некомпетентность под маской у-шу или кун-фу. Сплошь и рядом открывались группы, где занимались "боевым" каратэ под руководством каких-то новоиспеченных "мастеров". В огромном количестве размножались копии книг и фильмов по различным видам воинских искусств.

В 1981 году в целях ликвидации "подпольного" каратэ были введены в Административный и Уголовный кодексы РСФСР и Союзных республик статьи (ст.177 АК РСФСР, ст.219-1 УК РСФСР), предусматривающие ответственность за "нарушение правил обучения спортивному каратэ" и за "самовольное обучение каратэ". Вряд ли эти статьи были так уж необходимы в 1981 году, вряд ли они нужны сейчас. Разбор этих статей порождает целый ряд вопросов к юристам. Наличие данных статей - пережиток времен застоя. Они во многом препятствуют осуществлению конституционных прав советских людей, мешают развитию массовой физической культуры в СССР.

Правовая сторона этого вопроса - тема отдельного исследования, но мне хотелось бы привести цитату из статьи профессора Карпеца "Перестройка и законодательство", опубликованной в газете "Правда" 9 октября 1987 года. "С 1 января 1961 года по 1 января 1986 года в Уголовном кодексе РСФСР изменены и дополнены свыше 63% статей... Включено 49 новых статей, или 22% ко всем действующим... Законодательный зуд охватил почти все министерства и ведомства. Каждое, стремясь залатать хозяйственные прорехи и упущения, стало активно апеллировать к силе уголовного закона... Обилие законов убивает инициативу, омертвляет общественную жизнь... Нравственность в обществе не воспитаешь многочисленными и жестокими законами". Эти слова имеют самое прямое отношение к запрету каратэ-до в нашей стране, который лишь усугубил проблему "подпольного" каратэ. Под видом рукопашного боя, аэробики, гимнастики плавных движений, у-шу и т.д. вновь стали прятаться группы каратэ.

В качестве "прикрытия" широко использовались и так называемые "новые формы" самозащиты - самбоуд, назабо и тому подобная абракадабра. Однако главная проблема была связана не с "подпольным", а с официальным каратэ. На официальных соревнованиях произошло несколько несчастных случаев, в том числе со смертельным исходом, объясняемых недостатками врачебного контроля, отсутствием серьезных научных исследований в области методики, слабой подготовкой спортсменов и судей. Кроме того, были арестованы и осуждены за преступления, не связанные с каратэ, несколько человек, занимавших определенное положение в официальном каратэ - Штурмин, Л.Орлов, Коценбоген, Гусев, Илларионов.

Отсутствие надлежащего контроля за развитием каратэ со стороны спортивных организаций, Комсомола, органов внутренних дел привело к тому, что логическим завершением периода "официального развития" каратэ стало его закрытие в 1983 году. Были упразднены все спортивные, тренерские и судейские звания в каратэ. Ко всем без исключения каратистам была с успехом применена тактика, отработанная годами периода в жизни нашей страны, который мы называем "застойным" - это огульное шельмование, неправомерное обобщение и умолчание. К сожалению, тактика эта в отношении каратэ продолжает действовать и в наши дни.

В Управлении спортивных единоборств Госкомспорта СССР, куда я обратился за разъяснением причин закрытия каратэ, мне ответили, что причин этому несколько:

  • Во-первых, в то время отсутствовали (и сейчас отсутствуют) квалифицированные тренерские кадры.
  • Вторая причина - были отмечены случаи стяжательства со стороны некоторых каратистов.
  • В-третьих, каратэ отнимало у Спорткомитета слишком много сил и средств, мешало развитию других, олимпийских, видов единоборств, а также отечественного вида - самбо.

В отношении двух первых аргументов все ясно. (Тренеры, тем более квалифицированные, сами по себе не появятся, их необходимо серьезно готовить, а что касается "случаев стяжательства", то в последние годы такие случаи были отмечены в прежнем руководстве МВД, среди партийных и государственных руководителей самого высокого ранга, а уж в спортивной среде такие случаи, к сожалению, отмечаются совсем нередко. Неужели поведение отдельных конкретных подлецов может послужить причиной такого обобщения?) А вот третий аргумент, как мне кажется, заслуживает более пристального внимания. Именно та безудержная реклама официального каратэ и его руководителей привела к возникновению настоящего бума каратэ в конце 70-х и начале 80-х годов, привлекла огромное количество желающих заниматься в секции.

Каратэ стало одним из немногих истинно массовых видов спорта в нашей стране, для многих - семейным видом. Отсутствие противопоказаний привлекало в ряды каратистов людей из самых различных возрастных групп - от 5 до 60 лет. Большое число бывших спортсменов, закончивших свою спортивную карьеру, нашли в каратэ-до способ сохранения, поддержания своей физической активности. Не увидели ли иные спортивные деятели в каратэ серьезного конкурента? Не с их ли помощью была организована и ведется до сих пор настоящая травля этого вида спорта? Ведь совершенно очевидно, что гораздо проще было "задавить" конкурента, чем перестраивать свою работу с целью привлечения людей в свои не пользующиеся большой популярностью виды спорта.

После 1983 года каратэ-до вновь, как до 1978 года, оказалось "вне закона". Число секций постоянно растет, контроля за ними практически нет. По свидетельству Главного Управления Уголовного Розыска МВД СССР нет сведений о применении каратэ уголовными элементами, в Институте Прокуратуры имеются лишь отдельные данные о привлечении к ответственности за "незаконное преподавание каратэ". (Так, в частности, по статье Уголовного кодекса "за незаконное преподавание каратэ" был привлечен только один инструктор из Средней Азии).

Единичные случаи закрытия "подпольных секций" ни в коей мере не отражают реальной картины. Приток людей, в какой-то степени владеющих приемами каратэ, дает Армия, органы внутренних дел. Существуют "полуподпольные" группы каратэ для сотрудников МВД, КГБ, их друзей и родственников. Это безусловно противоречит принципу социальной справедливости, этим в большой степени можно объяснить и непрекращающийся интерес к каратэ-до у молодежи - ведь запретный плод сладок!

В последнее время ЦК ВЛКСМ активно занимается пропагандой рукопашного боя в военно-патриотических клубах. Однако специалисты в области самозащиты и рукопашного боя прекрасно знают, что "рукопашный бой", культивируемый в Армии и в этих клубах, является ни чем иным, как малотехничным каратэ. В большинстве этих клубов занятия ведут малокомпетентные в методическом и неподготовленные в педагогическом плане вчерашние воины, уволенные в запас. Ту цель, которая стоит перед рукопашным боем - уничтожение противника - вряд ли можно считать необходимой для подростков. Кроме того, что занятия рукопашным боем для гражданской молодежи - вообще весьма сомнительное дело, при подобном подходе из каратэ, которым, как правило, и является этот самый "рукопашный бой", абсолютно выхолащивается духовное начало. Остается лишь более или менее эффективная система самозащиты и нападения, что противоречит всей многовековой традиции Воинских искусств.

В последнее время в нашей стране получило широкое распространение у-шу. Само по себе это явление можно только приветствовать. Однако, к сожалению, некоторые представители этих групп намеренно противопоставляют у-шу и каратэ-до, объявляя у-шу лишь оздоровительной гимнастикой, а каратэ-до -жестоким единоборством. Эти попытки не имеют под собой ничего, кроме желания некоторых "знатоков" у-шу всеми силами отмежеваться от "дискредитированного", по их мнению, каратэ-до. Ведь совершенно очевидно, что у-шу, являясь комплексом, включающим множество различных систем, в том числе и оздоровительного, и прикладного, боевого характера, имеет практически полный аналог в лице японского комплекса БУДО, куда входит и олимпийское дзю-до, и кю-до, и многие-многие другие виды единоборств.

Каратэ-до имеет аналоги в у-шу, как и айкидо, и дзю-до. Однако почему бы не сравнить у-шу и дзю-до? Хотелось бы отметить и тот факт, что уже сейчас у-шу сталкивается с теми же проблемами, с которыми в свое время не смогло справиться отечественное каратэ - гегемонизм отдельных руководителей групп, недостаток квалифицированных тренерских кадров, отсутствие у Госкомспорта СССР желания контролировать развитие этого вида спорта.

Таким образом, мы имеем в стране по меньшей мере два хаотично и бесконтрольно развивающихся течения замаскированного "подпольного" каратэ, причем далеко не самого высокого класса. Бесконтрольное развитие восточных единоборств несомненно опасно. Опасно и с точки зрения идеологии, и по причине возможного вреда физическому и нравственному здоровью занимающихся, и с точки зрения общественной безопасности.

Необходимо серьезнейшим образом изучать философские, морально-этические, оздоровительные, прикладные и другие аспекты восточных единоборств с целью применения их для гармоничного развития молодежи в нашей стране. Необходим единый научно-методический центр, в котором специалисты могли бы отрабатывать методику преподавания, изучать спортивные возможности этих дисциплин. Каратэ-до и другие системы восточных единоборств несомненно могут быть полезными в условиях нашей страны. Эти во многом экзотические системы психофизического воспитания могут и должны использоваться с целью развития определенных морально-волевых качеств, для привития столь необходимых в наши дни каждому навыков саморегуляции, позволяющих противостоять стрессам и перегрузкам нашего напряженного времени, дающих возможность сконцентрировать вое свои силы на достижении какой-либо конкретной цели, на решении какой-либо задачи, определенной проблемы.

Занятия физической культурой способствуют развитию социальной активности, целеустремленности. Осознание собственной силы, как правило, снижает агрессивность. Любой вид спорта уводит молодежь из подворотен и баров в залы и на стадионы. Каратэ-до, естественно, не является исключением. Так не разумнее ли будет дать возможность каратистам заниматься в нормальных условиях, а не загонять их в подвалы? Каратэ-до, как и любой другой вид спорта, имеет право на существование в нашей стране. Это ненормально, когда единственная страна мира, в которой запрещен какой-то вид спорта - наша страна!

При должном контроле за развитием каратэ-до со стороны спортивных организаций, общественности, Комсомола, всех заинтересованных лиц, при тщательном отборе и подготовке тренерских кадров каратэ-до вполне может стать именно тем массовым, семейным, общедоступным видом спорта, которыми так небогата наша физическая культура и в котором так нуждаемся все мы Нет практически никаких сложностей с созданием программы обучения, - способной обеспечить необходимую направленность учебного процесса, гарантировать невозможность опасного использования своих знаний начинающими каратистами. Ведь вообще говоря, каратэ-до не является способом рукопашного боя или нападения, каратэ - это система самообороны. Основа техники каратэ-до - самозащита. Именно этот основополагающий принцип является базой, на которой строит обучение опытный тренер.

Известно, что в восточных единоборствах обычно побеждает не тот. кто первым напал, а тот, кто эффективнее защищается. К чисто практическим аспектам развития каратэ-до в нашей стране следует отнести возможность использования каратэ-до под руководством квалифицированных специалистов в целях качественного улучшения подготовки молодежи к службе в Армии, что имеет непосредственное отношение к укреплению обороноспособности нашей страны. Нужно учитывать и то, что среди военнослужащих и работников органов внутренних дел имеется большой интерес к каратэ-до, причем занимаются они не только в ведомственных секциях закрытого характера, но и в "подпольных" группах, а зачастую сами и ведут занятия в них.

Специалисты в области рукопашного боя из органов внутренних дел и Армии давно настаивают на включении некоторых разделов каратэ в программы подготовки сотрудников, на использовании каратэ-до для дальнейшего совершенствования отечественного рукопашного боя и самозащиты без оружия. Нелишне вспомнить и об олимпийских перспективах каратэ-до или его корейского аналога - таэквондо. Эти виды являются наиболее реальными кандидатами в число олимпийских, причем Всемирный Союз Организаций Каратэ-до (WUKO) и Всемирная Федерация Таэквондо (WTF) признаны Международным Олимпийским Комитетом в ранге олимпийских организаций. Не пристало нашей стране сдавать свои позиции в спортивных единоборствах!

Пора признать и совместными усилиями исправить ошибки, допущенные с развитием каратэ-до в СССР. Необходимо осознать наконец, что единственный путь решения наболевшей проблемы - в контролируемом развитии каратэ-до, в серьезном научном подходе к изучению всего комплекса вопросов, связанных с появлением в нашей стране различных систем восточных единоборств. Те проблемы, которые были порождены недальновидными административными мерами, требуют скорейшего решения в духе перемен в жизни нашего общества, с учетом мнения всех заинтересованных сторон.

М.Н.Степин

 

Статья впервые опубликована в сборнике "Феномен каратэ-до: Философские, этико-психологические и юридические аспекты". М., 1989